fbpx

Леонид Турчин: О работе, о лимонах и о любимом доме

Леонид Турчин: О работе, о лимонах и о любимом доме

Сегодня – День строителя. И с кем, как не с Леонидом Турчиным поговорить накануне профессионального праздника.

– Леонид Аркадьевич, это сейчас Вы – Генеральный директор АО “НПО “Созидатель”, Заслуженный строитель Украины. А с чего все начиналось? Выбор профессий был большим, почему именно строительство?

– Я поступал учиться в техникум после 7 класса и не очень много знал о профессиях. Мой отец работал начальником штамповочного цеха на заводе газовой аппаратуры и именно слово «газовой» стало для меня решающим в выборе профессии. Еще школьником, я как-то оказался в районе кинотеатра «Родина» и увидел объявление о наборе в техникум. И специальность была – «Городское газовое хозяйство». А отец работал на заводе газовой аппаратуры, вот сочетание этих двух слов и решило, можно сказать, мою судьбу. Я подумал, а почему бы и нет? Отец – газовик, я – газовик. Вот я и пошел, сдал экзамены и поступил. Так что выбор был очень простой – отец этим занимался, а я очень любил отца, очень любил семью, поэтому и сделал такой выбор.

– За всю жизнь вами построено много домов, есть ли любимый, который особенно запомнился?

– Честно сказать, мне даже выбрать тяжело, потому что все дома по-своему для меня дороги. Я назову два дома, которые мне нравятся больше всего: это дом возле Дворца студентов и дом на переулке Южный. Эти дома были для нас не простыми, но получились хорошими. Ну, мне так кажется. Хотя у нас есть и другие дома – интересные, с уникальными технологиями, но мне кажется, что по виду, по комфорту эти дома лучшие.

– Из чего, по какой технологии должен быть ваш идеальный дом, в котором хочется жить именно вам?

– А я в таком доме живу. Я живу, и я считаю, что все люди – я поздно это понял – все люди должны жить на природе. Кирпич – это максимум, который может быть. А в принципе, это должно быть дерево. Дерево – это живое, дерево дышит, дерево теплое, дерево мягкое. Все прелести, которые можно высказывать – это свой дом. И, по-моему, деревянный – это совсем хорошо. И жить надо за городом. Потому что природы в городе у нас очень мало, а в последнее время еще меньше. Мы дышим асфальтом, мы живем в бетоне – работать можно в городе, а жить надо на природе. И для здоровья что лучше? Прийти домой, поужинать и в крайнем случае выйти полчаса прогуляться, а потом лечь и смотреть телевизор. А на природе живя, так не получится – вы будете все время в работе, всегда надо что-то делать, что-то подправить, что-то улучшить, что-то сделать новое. И человек все время занят физическим трудом и дышит чистым свежим воздухом. Вот это, я считаю, очень и очень правильно.

– Строительство – это ремесло или творчество?

– О, это вопрос! Смотрите, для архитектора – это творчество, архитектор – это художник. Для инженера-строителя это ремесло, но в тоже время это и творчество. Почему? Да потому, что к каждому узлу, к каждому моменту творческий человек подходит творчески. И если делалось так, а он на ходу придумывает что-то красивее, интереснее, надежнее – то это уже творчество. Это на самом деле то, что должно быть. Можно делать типовые дома, как это было после войны – надо было, вот мы и получили эти одинаковые микрорайоны, одинаковые дома – все хорошо, люди получили жилье и это результат. Но! Архитектуры нет, творчества в инженерии тоже. Вот сегодня, например, ставим мы на крыше котельную, придумываем еще что-то, а тогда был типовой проект и все. Это было ремесло, не творчество. А сегодня что происходит, ну мы видим, разные дома, разные технологии – это творчество.

– Технологий много в мире. Вы следите за трендами и легко ли принимаете новации? Или скорее приверженец традиций?

– Легко принимаю новации. Есть новые технологии, сегодня умные дома появились и много чего еще – все правильно. Ко мне часто приходят люди с идеями и предложениями: это лучше, надежнее, дешевле и т.д. Но я всегда задаю вопрос: «Вы лично это опробовали? У меня есть база – приезжай, покажи, что оно работает. Наша комиссия определит, что оно работает и я обещаю, что мы будем внедрять и вы будете главным». Очень много таких людей приходило, но я их потом не видел. Хотя много новых технологий разработано в мире, это правда. Например, «Умный дом» – это лучше или хуже?

– Наверное, лучше.

– Лучше кому? Дому? А Вам? Вы открыли дверь, и больше вам делать ничего не надо: на кухне все приготовилось, свет зажегся сам, телевизор сам включился – все делается за вас, вам даже думать не надо. Ну, не знаю какими станут люди в будущем, через год, например.

– Как относитесь к старым зданиям в центре Днепра?

– Бережно.

– Как Вы думаете, их надо сносить или можно гармонично вписать в современную архитектуру? А может быть, современную архитектуру вписать в старинный стиль? Преемственность стилей – насколько она возможна в нашем городе?

– Я не могу сказать, что надо сделать: старое оставить, или новое строить. Я считаю, и то, и то имеет право на жизнь. Но, наша обязанность определиться. Мне очень нравится Одесса, я думаю, многим она нравится. Нравится почему? А там запретили в центре города что-то сносить старинное, менять. Вплоть до того, если дом уже рушится, его сфотографируют и построят такое же. Наш город, в лице горожан, депутатов, должен собраться и каким-то способом – референдум или еще как-то – сказать, например, проспект Яворницкого должен быть старым. Но! Все дома должны быть приведены в суперпорядок, в ту красоту, которая была, когда их строили. Это один вариант. Второй вариант – все сносим и строим новое. Будет как Нью-Йорк, Уолл-стрит – бетон и стекло, т.е., будет красота современная. Есть и такой вариант. Ну какое-то решение надо принять в конце концов. Ну нельзя, чтобы к старому зданию, которому 200 с лишним лет пристроили стеклянный, я их называю киосками – наверное это неправильно. Вот очень хорошо сделана библиотека на Воскресенской (бывшая Ленина). Там низ остался старым, верх надстроили – по-моему, там и верх такой, как старый сделали. Даже такой вариант показывает, что вот она, наша история! А просто так строить где хочу и что хочу – это неправильно. Должны, наверное, наши архитекторы собраться и предложить: что делать с центром города. На окраинах я бы собирал жителей и спрашивал их мнение.

– Что для вас репутация? Было ли трудно ее заработать?

– Ну, я не знаю, какая у меня репутация – пока никто не обижался пока, но я считаю, что для человека репутация – это самое главное в его жизни. Я не зарабатывал репутацию, я не понимаю, как ее можно заработать. Я просто жил так, как я понимал, как меня воспитали мои родители. И если люди говорят: «Вот, хороший человек»,  – значит, я все делал правильно. А если скажут, плохой – значит где-то поступил не так. Репутация – это как люди тебя оценивают, а ты просто живешь – ни хорошо, ни плохо, так, как ты это понимаешь для себя.

– Вы трудоголик? Для многих это большая проблема. Умеете ли отдыхать? Есть ли хобби?

– Да. Тут я точно могу ответить. Я не могу сидеть без дела. Для меня отдых – это каторга. Скажу честно: я должен что-то делать. Если я лягу, это уже не я. Я ищу и придумываю себе работу! Если бы вы видели мой дом, вы бы удивились – я все сделал своими руками. У меня мастерская 100 кв.м. Я сантехнику знаю, немножко электричество, немножко автоматику – я в армии был в радиотехнических войсках, на локаторе служил – сам придумываю и сам делаю.

– Ваш дом, в котором Вы живете, расскажите о нем.

– Мой дом деревянный, экологический. Его сделали в Америке, прислали и тут уже его собрали. Я полгода выбирал этот дом. Он мне очень понравился еще в чертежах – мне была важна планировка, чтобы дом был небольшим, но на втором этаже обязательно была веранда. Дом пришел с мебелью и оборудованием, но их оборудование не подходит к нашим стандартам. и я все равно все переделывал и подключал сам. Я очень люблю придумать как делать, что делать и делаю.

– А про хобби? Чем увлекаетесь?

– Оно у меня изменчиво. Я в жизни увлекался многим. Когда-то я увлекался футболом. Не то, что бы я бегал по полю, я конечно играл на улице, но я болельщиком был активным, Меня папа приучил – он водил меня часто на стадион «Металлург», а потом я стал председателем клуба болельщиков. Мы ездили на все матчи. После этого я случайно увидел, как мой коллега носит книги. Я спросил, что ты делаешь с ними? Он говорит, книгами занимаюсь – меняю, продаю, в общем, делаю библиотеку. А я любил читать с детства и естественно, заинтересовался этим. Все, я бросил футбол и начал заниматься книгами. Представьте себе, я заведовал очередями. Ночами стояли у подписного в очереди, я был командором – талончики раздавал. Даже в милиции бывало сидел за книги – в общем, если я занимаюсь чем-то, то глубоко и серьезно.

– А как поживают Ваши цитрусовые?

– Вот я как раз хотел рассказать об этом. Когда открыли границы, и я попал в другие страны, я увидел, что столько всего в мире есть – пальмы, растения всякие. И я увидел, как распускаются почки на экзотических растениях. И естественно, я занялся выращиванием цитрусовых и всяких необычных растений. Апельсины, лимоны, мандарины, гранаты, инжир – все, что там у них растет, я имею у себя. И мне это нравится. И когда я построил этот дом, то к нему пристроил бассейн и создал искусственные субтропики. Я езжу по стране, собираю, где кто что выращивает, меняю – в общем, вот это хобби у меня сейчас есть.

– Сколько у Вас растений?

– Даже не знаю – много. У меня есть лимонное дерево, которому 42 года! Есть дерево-сад: лимон-мандарин, лимон-апельсин. Был лимон весом где-то 1,3 или 1,5 кг – не помню точно, сорт Киевский крупноплодный. Но я хочу сказать, что это хобби – оно не единственное. Я очень люблю автоматику делать. Я сделал так, чтобы мой пруд автоматически наполнялся, полив включался – много чего такого сделал.

– Вы – известная личность. Можете вспомнить момент, когда вы поняли это? Изменилось ли что-нибудь в связи с этим в отношениях с людьми, с близкими?

Сначала я был известен в своей семье, потом коллегам по работе. После да, бывало иду, а ко мне подходят люди и обращаются с вопросами. Я не знаю, как я отношусь к этой известности. Немножко не очень мне это нравится. Когда ко мне обращаются, а я не знаю о человеке ничего, кто он, откуда – чувствую себя не очень. Меня в основном знают скорее люди моего поколения, молодежь вряд ли меня знает. В основном меня знают по работе в обладминистрации.

– У вас всегда веселый взгляд. Вы оптимист? Бывает ли вам грустно и накрывает ли отчаяние? Как справляетесь?

– Оптимист на 100%, а насчет веселого взгляда – ну не знаю. Я вообще не очень хорошо отношусь к людям, которые перед проблемой поднимают руки. Я всегда верю, что из любой ситуации можно выйти, кроме смерти. Все остальное можно решить. Плохо, хорошо – Но решить. Я – оптимист. Бывали в жизни и депрессивные состояния, бывало, что я очень сильно на них реагировал. Но тем не менее, прошел и их.

– Лучшим подарком ко дню строителя для вас было бы – дайте свой ответ.

– Предположим, я еду по городу, вижу пустое место и говорю: «Я хочу тут строить» и завтра начинаю строить. Вот это лучший подарок был бы. Строительство я понимаю так: тут я на котловане, тут я на серединке, тут я уже заканчиваю. А до котлована – «а вот это я отвожу». Так вот это «отвожу» занимает больше времени, чем строительство до конца.

Интервью записала корреспондент Дніпро Регіон Мила Гайкова.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x